Сайт продаётся: ✍️ Telegram

Виктор Ким: «Участники XVI исторической сессии выдержали экзамен на «отлично», проявив мудрость при выборе Эмомали Рахмона»

ДУШАНБЕ, 16.11.2022 /НИАТ «Ховар»/. В истории таджикского народа XVI сессия Верховного Совета Республики Таджикистан является поворотным событием, оказавшим существенное влияние на прекращение гражданской войны, нормализацию политической ситуации, а также на формирование в Таджикистане правового, демократического, светского государства. Нестабильная общественно-политическая ситуация в Душанбе и взятие в заложники народных депутатов не позволили провести сессию Верховного Совета в столице республики. В связи с этим XVI сессия Верховного Совета Республики Таджикистан начала свою работу 16 ноября 1992 года в Худжанде. В те неспокойные дни и ночи собрать народных депутатов, провести заседание Верховного Совета, принять примирительные решения было очень непростой задачей. О своих воспоминаниях тех дней, целях и задачах судьбоносной сессии корреспонденту НИАТ «Ховар» Елене БАТЕНКОВОЙ рассказал младший научный сотрудник Института философии, политологии и права Национальной академии наук Таджикистана Виктор КИМ.

Виктор Михайлович, с того момента, как состоялась XVI сессия Верховного Совета, прошло уже 30 лет. Успело вырасти новое поколение таджикистанцев. Давайте напомним, что происходило в тот период в нашей стране.

— Для того чтобы понимать, что происходило в первые годы независимости республики, необходимо вспомнить первую попытку государственного переворота в феврале 1990 года. Таджикистан тогда ещё был в едином Советском Союзе, более года республика находилась в условиях чрезвычайного положения после февральских событий. 9 сентября 1991 года было объявлено «О государственной независимости Республики Таджикистан», а в декабре 1991 года Советский Союз перестал существовать. Оппозиционные силы на волне демократизации настойчиво раскачивали основы зарождающегося государства таджикского народа. Уже в 1992 году они открыто показали свое истинное лицо и намерения. Ради достижения власти пошли на вооружённое противостояние с законно избранным Правительством. Осуществляли теракты и убийства народных депутатов, должностных и видных государственных деятелей с целью вооружённого захвата власти. С середины 1992 года вооружённое противостояние фактически переросло в братоубийственную гражданскую войну, к осени 1992 года Таджикистан стоял уже на грани потери государственности и территориальной целостности.

— Где были Вы во время всех этих событий, почему не уехали, ведь Вам как специалисту были бы рады везде?

— С 1990 года я активно занимался общественной деятельностью, меня избрали одним из руководителей общественной организации «Ассоциация советских корейцев Таджикистана». Если бы я в то время работал на производстве, то, скорее всего, с семьёй уехал бы из Таджикистана. Но общественная деятельность — это уже ответственность за всех членов корейской общины. Да, мне мои друзья в Москве сразу предложили уехать, помочь с жильём и работой. Когда каждый день встречаешься с людьми, каждый раз они задают короткий вопрос: «Вы не уедете? Вы не бросите нас?», начинаешь понимать свою ответственность как руководителя и как лидера общины. И каждый день я всем отвечал: «Если будем уезжать, то уедем все вместе в одном поезде. Никто не останется без внимания. А я уеду вместе с вами в последнем вагоне поезда». Это были не пустые слова. Сегодня уже об этом можно говорить. Был подготовлен план эвакуации корейцев Таджикистана на случай масштабного кризиса в республике. Решение организационных и финансовых вопросов по эвакуации корейцев из Таджикистана гарантировало Правительство Южной Кореи. От меня зависело принятие решения по эвакуации. Об этом плане в республике никто, кроме меня, не знал, даже моя семья. Это было очень серьёзное решение, один неправильный шаг и могла бы возникнуть паника среди населения. Вот прошло уже 30 лет, я понимаю, что принял правильное решение, что остался и не уехал, не внёс панику, и корейская община внесла конкретный вклад в достижение мира и согласия в республике вместе с народом Таджикистана, независимо от национальности.

— Какова, на ваш взгляд, была основная цель проведения этой сессии?

— Мы правильно дали оценку того события – это была историческая XVI сессия Верховного Совета. Почему? Необходимо было срочно, не откладывая, решать вопросы сохранения легитимности всех ветвей органов государственной власти, их правоспособности. Решался вопрос сохранения государственности и территориальной целостности, так как на тот момент исполнительная ветвь власти в лице Президента Таджикистана была устранена. Верховный Совет – это коллегиальный орган законодательной власти. Невозможность проведения сессии Верховного Совета привела бы к самоликвидации всех других органов государственной власти и в итоге к распаду государства. Сейчас мы об этом можем уверенно утверждать, а в то время всё висело «на волоске», все народные избранники, участники исторической сессии выдержали экзамен на «отлично», проявив героизм и мудрость при выборе Эмомали Рахмона Председателем Верховного Совета Таджикистана.

— Вы как очевидец, как участник сессии расскажите немного, как она проходила, в каких условиях, в какой политической и общественной атмосфере. 

— Сессия действительно проходила в очень опасной для жизни обстановке. В Душанбе ее проведение было невозможно, так как была реальная опасность для жизни народных депутатов. Их просто физически уничтожили бы и всё. Поэтому и было принято непростое решение провести сессию в Худжанде, где ситуация находилась под контролем государственных органов власти. Я попал в очень непростую ситуацию. Когда я зашёл в салон самолёта Як-40, то оказалось, что я лечу в Худжанд в компании лидеров вооружённой оппозиции. Выходить из самолёта уже было глупо, а лететь… Моментально возникли большие сомнения, что мы все долетим до Худжанда. Сомнения развеялись только тогда, когда мы приземлились, и я вышел из самолёта. В дни работы сессии напряжённость не спадала, а вопрос: «Что дальше?» оставался без ответа. Шли очень бурные дебаты и споры по каждому вопросу повестки. И только тогда, когда избрали Эмомали Рахмона Председателем Верховного Совета Республики Таджикистан, появилась надежда, что всё будет хорошо. В то время ещё никто не знал, что будет дальше. В то, что будет мир и согласие в республике, верил только один человек – Эмомали Рахмон.

— Сегодня мы говорим, что именно эта сессия заложила начало мира и независимости в нашей стране, так ли это и почему?

— Только по прошествии определённого времени можно понять правоту принятого решения и дать оценку событию. На тот момент стояла задача сохранения легитимности и правоспособности всех ветвей и уровней органов государственной власти. И эта задача была решена. Без решения этой задачи решать вопросы мира и сохранения государственности было бы не реально. Законно избранная народом власть практически «принудила» к переговорному процессу вооружённую оппозицию. Пройдя длительный переговорный процесс, Правительство республики добилось подписания «Общего соглашения об установлении мира и национального согласия в Таджикистане» 27 июня 1997 года. Без переговорного процесса и подписания Соглашения о мире Таджикистану грозила участь Афганистана.

— Когда мы вспоминаем о сессии, говорим о депутатах, которые там присутствовали и принимали решения. Понимал ли в этот момент простой народ что происходит, что вершится судьба страны, людей? Какова была реакция?

— Можно ответить, что да, конечно, простой народ понимал, что происходит. Но всё же? В условиях жесточайшего политического, экономического и социального кризиса, когда идёт гражданская война, а человеческая жизнь, как листочек на дереве, который любой может оборвать, в такой ситуации человек может думать только о своей безопасности, семье, близких. Такова реальность восприятия действительности. Да, сегодня можно говорить, что мы понимали, что происходит, что вершится судьба страны. Но в действительности, я повторюсь, в то опасное время в это верил только один человек — это Эмомали Рахмон. Я вспоминаю его выступления, они были яркими, живыми, искренними. Он верил в достижение мира и согласия, эта вера передавалась народу. Можно обратить внимание, что практически всегда я всё замыкаю на Президенте Таджикистана Эмомали Рахмоне и на его огромной роли в новейшей истории современного Таджикистана. Но это правда. Мне повезло, я являюсь очевидцем первых дней и годов деятельности Эмомали Рахмона как Главы государства. Не на стороне, а непосредственно на моих глазах происходили все важные события в республике.

— Можно ли сегодня представить какой-то другой сценарий происходивших тогда событий?

— Теоретически да. Но вероятность плохого сценария в случае срыва сессии очень высокая. Если бы XVI сессия Верховного Совета не состоялась бы в ноябре 1992 года, то сценарий развития событий был бы только один – потеря государственности и территориальной целостности Таджикистана. А в последующие годы после сессии, вплоть до 27 июня 1997 года, по оценкам ведущих мировых экспертов, сценарий развития ожидался плохим – Таджикистану грозила судьба Афганистана с нескончаемой на многие годы гражданской войной.

Елена БАТЕНКОВА
НИАТ «Ховар»

ФОТО: НИАТ «Ховар»  

Мы в Telegram