НОВОЕ – ХОРОШО ЗАБЫТОЕ СТАРОЕ! Литобозреватель НИАТ «Ховар» предлагает возродить былой институт культурно-просветительных учреждений — чайханы

ДУШАНБЕ, 20.06.2019 /НИАТ «Ховар»/. Так называемые  «красные чайханы в 1920-е – 1930-е годы   сыграли огромную роль в ликвидации неграмотности, распространении знаний среди крестьянства, приобщении его к достижениям науки и культуры.  Об этом – в материале литературного обозревателя НИАТ «Ховар», писателя и публициста Мансура СУРУША.

Будучи журналистом, я объездил много городов и весей нашей республики. Во многих из них, например, в Айнинском районе в селениях Зоосун и Дар-Дар, я видел старинные мечети.

Последние ещё отличались красиво расписанными потолками, резными колоннами и мехрабами. (Мехраб — ниша в стене мечети, указывающая направление на Мекку). Но использовались они не по назначению, их превратили в колхозные склады и амбары. У многих это вызывало недовольство, но публично об этом говорить никто не смел.

Но спустя годы произошли большие изменения в жизни общества, по ряду причин атеизм стал сдавать свои позиции. На этой волне во многих селениях стали появляться, как грибы после дождя, большие и малые мечети. Миряне щедро складывались на их постройку, чего не скажешь, когда возводят школу или библиотеки. Но потом разум взял верх, ведь молебен можно проводить всем миром в какой-то отдельно взятой соборной мечети. Так или иначе, многие вновь построенные мечети стали закрываться, постепенно ветшая и приходя в негодность. А зря. Как-никак народу они влетели в копейку. Эти помещения можно использовать и в благоразумных целях. Можно ведь там открыть библиотеку, читальный зал, небольшой клуб для проведения различных мероприятий.

Следует напомнить, что в 20-30-х годах прошлого столетия, когда утверждались новый строй и новая жизнь,  в мечетях и медресах или вместо них создавали так называемые «красные чайханы», где проводились собрания, люди слушали радио и лекторов, читали газеты, узнавали о новостях, просто общались. Здесь велась большая пропагандистско-агитационная работа, призывающая трудящихся бороться с неграмотностью, суеверием, басмачами, которые еще лютовали тогда. Всё же лучше, чем наглухо закрытая мечеть. Считаю, есть резон возродить эту традицию! Именно сейчас, в наши дни, когда вновь в обществе распространяется религиозный фанатизм — крайняя степень увлечения религиозной деятельностью с созданием из нее культа, поклонением и растворением в группе единомышленников, другими словами,  идеологическая основа экстремистской деятельности.  А экстремизм – прямой путь к терроризму.

Одно время, когда я работал собственным корреспондентом газеты «Коммунист Таджикистана» (ныне «Народная газета») на севере республики, не раз слышал от местных жителей: «Город без чайханы – что небо без звезд, корабль без ветрил». Их много в Худжанде, Канибадаме, Исфаре, Истаравшане и Пенджикенте. Чего не скажешь о Душанбе. Знаменитая когда-то чайхана «Рохат» давно стала рестораном с непомерно высокими ценами, что по карману не каждому. Многие душанбинцы и гости столицы вспоминают о временах, когда здесь трудился шеф-повар Турдиахун, уйгур по национальности, и его команда. Помнится, как мы, студенты, с удовольствием уплетали лагман, кебаб, манту и самбусу, хватало стипендии. Алкогольных напитков тогда здесь и в помине не было. Эта традиция еще сохраняется в чайханах Худжанда, где в основном собираются старики. Одна из них так и называлась – «Чойхонаи муйсафедон» («Чайхана пожилых»). У молодежи тоже есть свои излюбленные чайханы. Можно заказать плов чайханщику, но можно и самим приготовить. Для этого всегда всё имеется. Однажды мне довелось отведать чайханский плов в Пенджикенте, до сих пор вкус во рту.

В справочнике 1927 года издания под названием «СССР по районам: среднеазиатские республики» сказано:

«Чайханы (чайные) играют очень большую роль в жизни оседлого населения Средней Азии. Чайхана существует в каждом кишлаке и является своеобразным клубом, где вырабатывается общественное мнение. Ясно поэтому, какое большое значение могла бы иметь организация с культурно-просветительными целями широкой сети «красных чайхан». И широкая сеть «красных чайхан» была создана. Теперь это были центры новой массовой культуры, оснащенные политическими лозунгами. Здесь можно было почитать свежие газеты, брошюры, перед посетителями чайханы выступали лекторы – словом, не столько место отдыха, сколько изба-читальня вкупе с красным уголком. Эти культурно-просветительные учреждения нового типа создали отправную базу для завоевания новых высот культуры. Нельзя недооценивать вклад «красных чайхан» в просвещение народных масс, особенно в сельской глубинке».

И действительно, «красные чайханы» в период проведения различных политических кампаний, выборов, во время посевных кампаний, всенародных хашаров по благоустройству городов и сел, сбора хлопка, избрания правления колхозов и других мероприятий были местом проведения бесед и дискуссий. В газете «Точикистони сурх» (ныне «Чумхурият») в те годы  был опубликован цикл репортажей о сдаче в эксплуатацию примерных чайхан в  Худжанде, Исфаре, Канибадаме, Ура-Тюбе и других городах страны.

ИЗ ИСТОРИЧЕСКИХ ИСТОЧНИКОВ: В конце 1926 года в Таджикистане были ликвидировано басмачество, появились благоприятные условия для налаживания мирной жизни.   В области культурного развития главное внимание было уделено ликвидации неграмотности среди населения. С помощью союзных республик Таджикистан в 1924-1929гг. добился значительных успехов в организации образования. В республике насчитывалось 318 школ ликбеза, в которых обучалось 9400 человек. Открылось 328 начальных школ, 4 семилетних, 3 средних, 9 интернатов в которых бесплатно обучалось 14 тыс. детей. Одновременно в 1928-1929гг была проведена реформа письменности – замена арабской графики(персидского языка) на латинский алфавит. Советское государство начала повсеместно создавать культурно-просветительные учреждения – клубы, красные чайханы, библиотеки и киноустановки. В 1925 году начала издаваться первая газета «Бедории точик» («Точикистони сурх»- «Красный Таджикистан») впоследствии «Точикистони Совети»( сейчас «Чумхурият»). С ноября 1929 года начали выходить республиканские газеты «Советский Таджикистан». Кызыл Тожикистон». Начала создаваться таджикская советская литература представителями, которой были С. Айни, А. Лахути, П. Сулаймони, М. Рахими. М. Аминзода и др.

В середине 20-х годов ХХ в. «красные чайханы» играли большую роль в проведении культурно-массовой и агитационной работы среди местных жителей, особенно  в период проведения различных политических кампаний, выборов, во время посевных кампаний. В эти годы во всей Туркестанской АССР имелось 173 «красных чайханы», содержавшихся на средства ГВУ…».

Интересно, что Леонид Соловьев, автор знаменитой повести о Ходже Насреддине, материалы для своей книги собирал преимущественно в чайханах, в том числе и в Канибадаме, слушая аскиячи – острословов. Свое произведение, изобилующее притчами, пословицами, поговорками, острыми и меткими народными словцами, он посвятил своему другу, канибадамцу Мумину Адылову, то ли чайханщику, то ли завсегдатаю чайханы.

Чайхане посвятили стихи Николай Тихонов, Миртемир, Александр Файнберг. С последним я познакомился, когда учился в Ташкенте, через его супругу, нашего преподавателя Инну Глебовну Коваль. Вот как он написал о чайхане — этом первом на Востоке общественно-бытовом институте:

…Едва убрал чайханщик вертела,

вновь началась словесная игра.

И взвился смех. И над суфой с гостями

вкруг лампочки забилась мошкара.

……………………………………

Кричит над чайханою бедана,

над клеткой стынет белая луна,

за речкой меркнет золото заката,

свой юбилей справляет чайхана!..

(Александр Файнберг)

Рассказывают, что когда «узбекский Калинин» – Юлдаш Ахунбабаев приехал в Москву, Иосиф Виссарионович Сталин поинтересовался его впечатлениями о стольном граде. Аксакал ответил примерно следующее: «Да, Москва большой город, здесь есть все, жаль только, что нет чайханы».

Что верно, то верно, «красные чайханы» в свое время сыграли значительную роль в жизни общества в республиках Средней Азии. Потом они постепенно исчезли, о чем многие жалеют. Вспомним Николая Тихонова:

Песнотворцы милые Азии,

Из далеких вам лет привет,

Больше нет чайханы той разве?

Отвечает мне эхо: «Нет!»

Действительно, нет. Но ведь их можно возродить, они востребованы и нашим временем, когда очень нужны сплоченность, мобильность и политическая бдительность, к чему постоянно призывает Лидер нации уважаемый Эмомали Рахмон. В чайханах, переделанных из мечетей, как нигде лучше можно проводить агитационную работу против суеверия, невежества, слепого подражания чуждым нашему менталитету обычаям, которые все еще до конца не искоренены из сознания части граждан. А делать это крайне необходимо. Лидер нации уважаемый Эмомали Рахмон еще в июле 2013 года на встрече с представителями общественности подчеркнул это:

«Экстремизм, фанатизм, предрассудки, сеяние религиозной и сектантской вражды и раздора, религиозные человеческие жертвоприношения, злоупотребление ислама в личных и групповых политических целях и другие негативные действия, которые сегодня превращаются в опасную тенденцию, вынуждают нас принимать решительные меры в этом направлении».

Все общественные места, будь то мечеть или чайхана, должны повсеместно и повседневно использоваться для этого.

И вообще давайте всегда будем помнить слова из популярной песни Народного артиста Узбекистана и Таджикистана Фарруха Закирова:

На Востоке, на Востоке

Что за небо без луны?

На Востоке, на Востоке

Что за жизнь без чайханы?

 

 

Оставьте комментарий