Мухиба Махмаджанова: «Научной работой сегодня заниматься престижно». В республике отмечают День таджикской науки

ДУШАНБЕ, 14.04.2019 /НИАТ «Ховар»/. Сегодня в Таджикистане отмечается День таджикской науки. Дата выбрана неслучайно, она имеет свою долгую и интересную предысторию. В январе 1933 года в нашей республике была открыта Таджикская база Академии наук СССР, которая объединила такие сектора, как геология, ботаника, зоология и паразитология, почвоведение и гуманитарные науки.  Спустя 10 лет Таджикским филиалом Академии наук СССР была подготовлена материальная база для широкого развития научных исследований, которая объединила более 700 учёных. В итоге были созданы условия для образования в республике Академии наук. Первым президентом Академии наук Таджикской ССР был избран выдающийся деятель науки и культуры Таджикистана, основоположник таджикской советской литературы Садриддин Айни, внёсший огромный вклад в изучение истории культуры таджикского народа. Следует отметить, что каждый последующий президент вносил свою лепту в развитие отечественной науки.

Накануне Дня таджикской науки заместитель директора Института философии, политологии и права Академии наук Республики Таджикистан Мухиба МАХМАДЖАНОВА   дала интервью НИАТ «Ховар».

— Мухиба, какие учёные прославили Таджикистан на весь мир?        

— Учёных, которые прославили Таджикистан в различных областях науки, очень много. И мы гордимся их именами. Это первый президент Академии наук Республики Таджикистан С. Айни, сделавший очень многое, чтобы в стране развивались наука и культура. Сорочон Юсупова — первая женщина-учёный в области геологии. Много лет она посвятила изучению и нахождению полезных ископаемых в Таджикистане. Её именем названы геологические учебные заведения. Также это академик Султан Умаров, который стоял у основания развития физической науки в Таджикистане. Его стараниями создан физико-технический институт и воспитано большое количество национальных кадров. Кроме того, это Мухаммад Осими, который тоже был президентом Академии наук Таджикистана. Ахмаджон Махмадходжаев, Хаёлбек Додхудоев, Гафор Ашуров сделали многое для развития как таджикской национальной философии и истории, так и философских дисциплин. Список таджикских учёных можно перечислять долго, потому что их очень много.

— Что есть наука? Кто ею может заниматься?

— Дело в том, что научная деятельность является одной из отдельных отраслей культуры, в частности, национальной. Научной деятельностью могут заниматься исключительно учёные. Научная деятельность отличается от других видов духовной деятельности тем, что в науке человек концентрирует все свои интеллектуальные силы и возможности на разработку решения какой-то проблемы, имеющей научное значение. Мы гордимся сегодня тем, что независимый Таджикистан в мире и согласии смог не только сохранить фундаментальную науку, но и развить её до мирового уровня. Наши разработки в точных науках и общественных дисциплинах стали достижениями не только Таджикистана, мировой научной общественности, но и цивилизации в целом. С уверенностью можно говорить о развитии химической науки. Большим достижением является установка «Аргуса», что позволяет развивать теоретическую физику в Таджикистане. В 90-е годы «Аргус» не функционировал, а с 2013 года усилиями таджикских учёных, в частности академика Фархода Рахими, при поддержке Лидера нации, Президента Республики Таджикистан Эмомали Рахмона был полностью восстановлен. На нем проводятся опыты, необходимые в теоретической физике. Это очень редкое для Центральной Азии и дорогостоящее оборудование.

— Что вы можете сказать о старении кадров и их утечке?

— Старение кадров и малый приток  молодёжи в науку – это большая проблема практически для всех государств, где так или иначе развивается наука. Эта проблема не чужда и для мировых держав. В частности, недавно в Российской Федерации первые лица государства выражали обеспокоенность не только тем, что происходит утечка научных кадров, но и их старение.

У нас в этом плане была многоаспектная проблема, которую мы смогли решить, по крайней мере, в Академии наук. Раньше у нас подготовка кадров происходила в области соискательства, аспирантуры и докторантуры, в связи с чем приходило очень малое количество молодых людей, которые могли заниматься фундаментальной наукой. Основная масса все-таки оставалась в учебных заведениях, а с открытием магистратуры и докторантуры мы видим, что сейчас люди сразу после бакалавриата приходят и занимаются у нас по 2-3 года. Ознакомляются с фундаментальной наукой, у них появляется вкус к сугубо научным исследованиям. Сейчас приток молодых кадров в Академию наук достаточно заметен. Что же касается оттока, то хочу поделиться своими наблюдениями, сразу скажу, что это не статистические данные. Например, в области программирования, компьютерных технологий в систему Академии наук мы смогли привлечь к научной деятельности свыше 12 человек. Свыше 10 человек, которые окончили МГТУ имени Баумана или другие престижные зарубежные учебные заведения, достаточно успешно занимаются научной работой и, в частности, работают в нашей Академии. Конечно, нельзя не затронуть вопрос материальной удовлетворённости наших ученых. Этот вопрос у нас ещё продолжает оставаться открытым и касается развития высоких технологий. Хотелось бы, чтобы в этом направлении было более благоприятное финансирование. Я думаю, что государство понимает всю ситуацию, и поэтому Правительство принимает меры и всячески поддерживает науку.

— Охотно ли занимаются женщины научной деятельностью?

— С полной ответственностью могу сказать как председатель Совета женщин Академии наук, что гендерный баланс у нас пока не достигнут, но приток женщин и девушек в фундаментальную науку значительно увеличился. Магистратура, которая действует у нас 6 лет, показывает весьма хорошие результаты, в некоторых институтах и на кафедрах девушек сегодня гораздо больше, чем молодых людей. Например, на кафедре иностранных языков дисбаланс в сторону молодых людей, а в точных дисциплинах почти во всех институтах сегодня обучаются девушки. В процентном соотношении в первый год магистратуры, это в 2014 году, у нас было 80% парней и 20% девушек. Сейчас этот показатель очень изменился и составляет почти 50% на 50%. В некоторых институтах занимаются даже до 60-70% девушек.

— Все ли девушки остаются в науке?

— Наука — это очень трудная работа. Конечно, сказать, что все девушки и женщины остаются в науке, нельзя и неправильно, так как у нас общество традиционное. Отток женщин и девушек из научной среды характерен, как и для других отраслей, потому что им нужно создавать семью, рожать и воспитывать детей. Это требование природы. Поэтому у женщины при рождении каждого ребёнка происходит некое отвлечение от науки. Это свойство не характерно мужчинам, поэтому они могут заниматься научными делами без перерыва. Но хочу сказать об одной неоспоримой закономерности — девушки-ученые, если, конечно, они по-настоящему увлечены наукой, замуж, как правило, выходят поздно.

— Как женщина-учёный поделитесь секретом, как можно успешно совмещать научную деятельность и семью?

— Мне в этом плане повезло, так как мой муж тоже учёный, он понимает важность моей работы и, наоборот, способствует её развитию. Благодаря его поддержке я защитила кандидатскую и докторскую, смогла воспитать для Таджикистана большое количество кадров, причём во всех отраслях общественных наук. Научная работа тяжела, независимо от того, кто ею занимается – мужичина или женщина. Заниматься наукой возможно, если есть хорошая поддержка, и очень здорово, когда это муж.

— Что вы можете сказать о развитии науки в регионах?

— У нас действует большая сеть региональных филиалов, если говорить об Академии наук. Филиалы действуют в Хатлонской и Согдийской областях, ГБАО, РРП по различным отраслям. Мы стараемся именно в академической сфере, чтобы наука развивалась достаточно гармонично. Другим очень большим достижением в науке является то, что научными исследованиями занимаются ещё и в высших учебных заведениях. Я считаю хорошим требованием, что наука и обучение совместимы, по крайней мере, для преподавателей. Потому что преподаватель, который не занимается наукой, стоит на месте и не развивается, а это очень плохо влияет на педагогический процесс.

— Какие научные направления, на ваш взгляд, нам необходимо развивать?

— Наше Правительство ставит сегодня перед наукой конкретные задачи по сближению науки и производства. Это очень большая задача для таджикских учёных. Одна из целей нашего государства — переход от аграрно-индустриальной к индустриально-аграрной экономике. Достижение этой цели требует от учёных большого вклада. Таджикистан является страной с богатыми гидроресурсами, то есть развитие энергетики является одним из приоритетов развития нашей экономики и политики государства. В этой отрасли мы должны иметь свои очень сильные, высокого уровня национальные кадры. Необходимо развивать также и точные дисциплины, потому что без них невозможно развивать индустриально-аграрную экономику, гидроэнергетику и многие другие направления. Нужно понимать, что в науке все отрасли взаимосвязаны. Ни одну точную науку невозможно развивать, если учёный не понимает её влажности для государства и национальных интересов.

— Как вы думаете, изменился ли образ учёного в Таджикистане за последние годы? 

— Сегодня общество изменилось по сравнению с прошлыми годами, стало по-новому воспринимать многие вопросы, в том числе и науку. Был какой-то промежуток, когда поток молодых учёных уменьшился, тогда и время было сложное. Сейчас заниматься наукой — это престижно, молодёжь стремится изучать, познавать, анализировать и делать свои научные заключения. За годы Государственной независимости в Таджикистане созданы и продолжают создаваться все необходимые условия для научной работы — литература, техника, учебные заведения и т. д. Хотелось бы, чтобы не только ученые вносили вклад в популяризацию науки, но и СМИ активнее освещали наши достижения.

— С профессиональным праздником вас, спасибо за беседу.

                                                                   Вопросы задавала
Елена БАТЕНКОВА,
НИАТ «Ховар»

 

Мы в Telegram